Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цитаты и перепосты (список заголовков)
15:24 

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
Перечитываю Самый Главный Канон - "Волшебника Изумрудного города" то есть. И в самом начале натыкаюсь на прекрасный пассаж:
Элли смешно наморщила нос:
– А всё-таки без волшебников скучно. Если бы я вдруг сделалась королевой, то обязательно приказала бы, чтобы в каждом городе и в каждой деревне был волшебник. И чтобы он совершал для детей разные чудеса <…> Вот чтобы каждая девочка и каждый мальчик, просыпаясь утром, находили под подушкой большой сладкий пряник… Или… – Элли с укором посмотрела на свои грубые поношенные башмаки. – Или чтобы у всех детей были хорошенькие лёгкие туфельки…

Вообще говоря, туфельки двигают сказку. Гудвин — "когда узнал, что на вас серебряные башмачки, то чрезвычайно заинтересовался этим и сказал, что примет вас всех". Потом "Придворные посмотрели на Элли с удивлением и, заметив на ней серебряные башмачки, отвесили ей низкие поклоны до самой земли". Насколько Элли не хотелось с туфельками расставаться, подтвердит Бастинда.
И ви таки после этого удивляетесь, что у Сухинова встречаются фразы вроде "И к тому же ей не хотелось появляться перед Дональдом в перепачканном комбинезоне и в больших неуклюжих башмаках вместо изящных туфель…"? Самый что ни на есть каноничный мотив, оказывается.

ЗЫ: в каждой шутке есть доля шутки ;)

@темы: цитаты и перепосты, книги, клиническая изумрудизация

03:19 

Вагон удачи, или Начала фортунологии

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
"Если в столб упираешься лбомммм, значит, счастье за этим столбомммм..."

Это я Леви перечитываю в очередной раз. Имхо, о жизни так и надо писать — с мягким юмором и самоиронией.
Если кто-то не знает: Владимир Леви — психолог, психотерапевт, писатель. Автор множества книг о практической психологии.
Есть у него серия "Азбука здравомыслиЯ", а в этой серии книга "Вагон удачи". Вкратце — о том, как понять свою фортуну и подружиться с ней. Но я люблю Леви не только за полезные жизненно-психологические хитрости (из книги "Лекарство от лени", например), но и за слог и сравнения. А ещё за стихи и авторские иллюстрации :cheek:

Делюсь выдержками из книги. Это те, которые каждый раз отмечаю для себя я. Вполне возможно (и даже скорее всего), ваши цитаты будут другими. да, это я бессовестно пиарю

читать дальше

@темы: цитаты и перепосты, психология, книги

01:17 

Клуб знаменитых капитанов. Сумбурно-ностальгически

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©

Эта книга на определённом этапе детства стала моей самой-самой любимой, обогнав всю изумрудную эпопею. На "Детском острове" радио "Маяк" тем летом повторяли отрывки чудесного советского радиоспектакля "Клуб знаменитых капитанов", мне как-то по случаю купили книгу с несколькими текстами из спектакля... Я просто влюбилась.
Я тогда и слова-то такого - кроссовер - не знала. Но это именно грандиозный литературный кроссовер, причем великолепный в своей задумке. Представьте себе: вместе собрались Робинзон Крузо, капитан Немо, Дик Сэнд, Гулливер, Тартарен из Тараскона, Артур Грэй, барон Мюнхгаузен и Василий Федорович, капитан корвета "Коршун" из повести Станюковича. Разумеется, у них есть противники: миледи Винтер, Негоро, Билл Аткинс, весь Пушечный клуб...
Капитаны вновь пускаются в путь во имя справедливости и помощи тому, кто в ней нуждается. Спускаются в Маракотову бездну, разгадывают тайну "Марии Целесты", исследуют Русскую Америку.
"Для знаменитых капитанов не представляло никакого труда взять со страниц любого романа, повести или даже сказки корабль, припасы, оружие, морские карты, коня или ковёр-самолёт. Однажды, помнится, им понадобилась собака по прозвищу Белый Клык из повести Джека Лондона, а в другой раз они пригласили доброго слона из рассказа Куприна. Правда, в клубе прихворнул Тартарен, а не маленькая девочка. Сколько раз милейший мистер Пиквик из романа Диккенса посылал за ними почтовый дилижанс! И сколько ночей они провели в океане на мокрых шканцах «Фрегата «Паллады», столь талантливо описанного Гончаровым!"

Сейчас подумала вдруг, что это тоже фанфик, по мотивам приключенческой классики. Но до чего же красивый, светлый, до чего же замечательный! Ведь в каждой передаче, в каждой главе книги торжествует дружба, и злодеи посрамлены. Посрамлены для того, чтобы вернуться снова на страницы своих книг, а не исчезнуть бесследно - иначе какие же это приключенческие книги и какие же это капитаны без врагов? И сразу вспоминается: "А здесь у нас враги найдутся, была бы честь, была бы честь!"

Книга, кстати говоря, разделена на восемь клеенчатых тетрадей. А жанр её на форзаце определён как "Фантастическая история, записанная гусиным пером в клеёнчатых тетрадях, с приложением частной переписки одного городского воробья с конструктором планетоходов серии ВВН".

Там были чудные тексты песен - жаль, приводились отрывками. Даже у меня, существа с очень сомнительными слухом и голосом, они тут же ложились на музыку.
Вот песенка Дика Сэнда.
В старинных книжках капитан
Всегда суров, усат,
Он знает тайны дальних стран,
Сам чёрт ему не брат!
А мне усов не надо брить!
Где сыщешь их следы?
А если правду говорить,
То нет и бороды…

Песенка Тартарена
Мой домик там, средь белых стен,
Где тихо плещет Рона,
Где скажет всякий: Тартарен —
Любимец Тараскона!..


Песенка Тимура и его команды:
Желаю увидеть вам новые страны,
Плыть по морю в Новом году!..
А если вам помощь нужна, капитаны, —
Команду свою приведу!

Команда дружно подхватила хором:
Мы тоже с друзьями в походах бывали,
Изведали холод и жар…
И с нами сидел у костра на привале
Аркадий Петрович Гайдар!..


Песня капитанов:
В шорохе мышином,
В скрипе половиц
Медленно и чинно
Сходим со страниц…
Встречи час желанный
Сумерками скрыт…
Все мы капитаны,
Каждый — знаменит…
Нет на свете дали,
Нет таких морей,
Где бы не видали
Наших кораблей.
Мы, морские волки,
Бросив якоря,
С нашей книжной полки
К вам спешим, друзья!


P.S.: Клуб заседал "в одной из школьных библиотек в районе порта Химки"... :attr:

"Мимо здания Химкинского вокзала в предрассветной мгле точно призрак проскользнул корвет «Коршун».
Где-то на берегу запел петух.
На корме корабля стояли восемь знаменитых капитанов. С берега им махал пионерским галстуком Петя Синицын.
— Капитаны! — кричал он вслед кораблю. — Я обещаю вам… папе… Вере Васильевне… учиться по географии только на пятёрки!
С кормы раздался голос Тартарена:
— Браво, Пьер! Только помни — есть и другие предметы… Зачем же их обижать?
Торжественно звучал голос Артура Грэя:
— Запомни, Пётр Синицын! Мы — герои лишь нескольких книг. На наших страницах пенятся океаны, сердитые ветры надувают паруса, отважные люди борются со стихией, открывают новые земли, наносят на карты неизвестные острова. Мы только маленький отряд огромной книжной армии.
Первые лучи, брызнувшие из-за леса, позолотили шпиль речного вокзала.
* * *
В помещение своей библиотеки вбежали капитаны. За стёклами шкафов виднелись бесчисленные книги. Наши герои взобрались на полки и остановились возле романов, со страниц которых они сошли.
Солнечный свет озарил цветные корешки книг, выстроенных как войска на параде.
— Восходит солнце, — негромко произнёс Немо, открывая переплёт романа Жюля Верна, — и мечтатели, читавшие всю ночь напролёт, гасят лампы.
Капитаны, стоя у раскрытых переплётов, запели свою традиционную песенку:
За окошком снова
Прокричал петух…
Фитилёк пеньковый
Дрогнул и потух.
Синим флагом машет
Утренний туман…
До свиданья — вашу
Руку, капитан!

Робинзон Крузо, закрывая за собой переплёт, сказал на прощанье:
— И, как говорится в романах, продолжение следует."

@настроение: ностальгическое

@темы: книги, песни, цитаты и перепосты

22:37 

Нарисовали Корину!

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
10.10.2013 в 21:13
Пишет Ejewichka:

Корина...хм...
Извиняюсь за качество))потом отсканирую))



URL записи

На правах рекламы) Комментировать у автора)

@темы: цитаты и перепосты, клиническая изумрудизация

URL
02:42 

Неизвестная история Снежной Королевы

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
...Снежная королева приказала слугам принести скамеечку и, указав мне на неё, несколько устало опустилась на трон. Глаза её, огромные серо-голубые звёзды (я готов поклясться!), не были ни холодны, ни бесстрастны. В них я увидел боль раненого зверя и беспредельную горечь одиночества. И я спросил:
— Чем я могу помочь Вам?
Она чуть-чуть наклонилась ко мне и какое-то время молча разглядывала меня, будто перечитывала принёсшее радостную весть письмо.
— Да, ты прав. Ты всё правильно понял про меня. Мне самой холодно в этом громадном пустом мире. Но он не всегда был для меня пустым. Много лет назад, совсем молоденькой девушкой, вместе со своими сёстрами — снежными феями — я любила танцевать и баловаться, играть и путешествовать, кружа над землёй под музыку ветров. Однажды я залетела в далёкую страну с непроходимыми лесами и белыми дымками над крышами занесённых снегом деревень. Там мне очень нравилось смотреть на краснощёких девушек в больших цветастых платках, когда они с коромыслами через плечо шли по воду к колодцу или со смехом катили на санях с гор, щёлкая семечки да пересмеиваясь с парнями. Это была красивая страна! Как-то, залюбовавшись игрой белок на покрытых инеем елях, неожиданно я увидела Его! Богатырь в алой шубе на меху, шапке, лихо надвинутой на кудри, он держал в руке сверкающую палицу и улыбался мне. Мы полюбили друг друга с первого взгляда. Я осталась с ним в его расписном тереме.
Это было счастливое время! У нас родились три дочки: веселые, добрые, красивые девочки. И люди, и птицы, и зверьё — все полюбили их, называя ласково Снегурочками. Однажды муж отправился в дальний путь, а девочки гостили у его матери, бабушки Метелицы. Я, помнится, что- то вышивала, поглядывая время от времени в окно. Послышались тяжёлые шаги. Вошел брат моего мужа, старший Мороз. Он смотрел на меня и не мог отвести глаз. Начал уговаривать бежать с ним, бросить семью. Я не согласилась. «Ну так отправляйся туда, откуда пришла!» — прогремел он и прочёл страшное заклинание.
С тех пор я здесь. Сёстры мои разлетелись по свету; пустынно и одиноко в моём царстве. А меня теперь называют Снежной королевой. Я слежу, чтобы холода вовремя наступали, чтобы снегу везде было достаточно, рассылаю вьюги и ветры — всего не перечислишь! Многим владею я, многое знаю и лишь одного не ведаю — дороги в ту страну. Нет для меня пути туда. Вот и заглядываю в окна чужих домов, смотрю на чужое счастье. А люди меня боятся, гонят. А Кай, тот вообще, как ты помнишь, грозился посадить на раскалённую печку. Но я сама скоро найду себе эту печку — не могу больше без моих Снегурочек!
— Послушайте! Кажется, я кое-что знаю о Ваших дочках.
— Знаешь?! Ты видел моих крошек?!
— Они давно уже прекрасные девушки, и все очень разные.
— Скорее расскажи мне о них!
— Старшая — самая печальная — очень похожа на Вас. Она захотела жить среди людей, научиться любить. Но ей не везло. Только ведь её мать — Весна, а отец — сердитый старый Мороз?
— Нет, нет! Они не отец и мать ей! Весна — одна из моих сестричек, самая добрая и красивая из нас. Я слышала, что она полюбила тёплый Ветер и улетела с ним, сменив снежное покрывало на разноцветный плащ. Все называют эту фею Королевой цветов и радости, Весной. Значит, злой Мороз околдовал её, увёз от тёплого Ветра? А она взяла мою дочку и воспитала, как мать. Что же ты знаешь о других Снегурочках?
— Средняя появилась в деревне. Её слепили из снега дед с бабой, у которых не было своих детей, а им очень хотелось дочку. Они полюбили Снегурочку и заботились, как о родной.
Я не стал рассказывать Снежной королеве страшные концы жизни двух её дочерей, хотя, может, это и не были концы? И всё ещё исправимо?
— Ну,— торопила меня Снежная королева,— а что с младшей Снегурочкой?
— Она всегда вместе с отцом, добрым Дедом Морозом. Их у нас все любят, особенно дети! Ни один Праздник новогодней ёлки не обходится без Деда Мороза и Снегурочки, всем они дарят радость и веселье.
Снежная королева слушала, и глаза её всё время менялись. По ходу моего рассказа они становились то синими-синими, то тёмными, бездонными, как омут, а то сверкали гневом...



Отрывок из книги Дины Телевицкой "Барабашка, ты здесь?"

@темы: книги, цитаты и перепосты

18:06 

...Любое чудо - живое, дышит, оно в глазах, километрах, крышах...

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
Автор Джек-с-Фонарём:

The Last Day of Summer
Гуляли ночью, рассвет в два-тридцать, прохладным ветром с Невы укрыться, смешались в памяти знаки, лица, с ума сошедшие небеса.
Дорога вилась, цвела, манила, звала пластинкою из винила, и, верно, скинутся на чернила все те, о ком я рожден писать.
Спускались к морю с потёртым ранцем, мешали сдуру вино и танцы, и я б, наверно, еще остался, но точно знаю же, что влюблюсь.
Ввернуть сейчас бы про равновесье, но стих не пишется, хоть ты тресни, пардон, сегодня другая песня, мой старый летний паршивый блюз.
Кружили мысли нелепым вальсом, я много думал и ошибался, ни муз, ни музыки, ни Пегаса, и нет покоя тебе, душа...
Но что-то утром шептало в уши: "ты можешь больше, ты можешь лучше", будил под утро несмелый лучик - мы вместе делали первый шаг.
Ты ждёшь, я знаю, других историй, про битвы, замки, поля, просторы, про гнев царей, про врагов престола, про звон самшира, про стук карет
Настанет осень, и возвратится визирь, шаманка, король, убийца...но нынче - август, жара и птицы, и я открою один секрет.

Я думал раньше, что сказки - это волшебный мир под рукой поэта, пираты, гоблины и скелеты, чужие тайны во тьме веков,
Мечтал о Ехо, о Средиземье, о странах, башнях, мирах подземных, о карте, двери, волшебном зелье, что унесёт тебя далеко...
...А сказка - это путём окольным наткнуться на невесомый Смольный, и рокот призрачной колокольни вокруг танцует, поёт, бежит;
Солёным ветром, мечтою ранней нестись меж морем, теплом, горами, тогда окажется лучше Нарний лукавый утренний Геленджик.
Когда в сомнений и страхов тине ты заползаешь на свой квартирник, а люди - дивные, как с картины, и в мыслях только - "читай", "живи",
Когда за книгой, плацкартным чаем, летишь обратно бродягой-чайкой, и вдруг приходит: "Скорей. Скучаю." от самой старой твоей любви.
Когда под жарким июльским солнцем играешь в "ладушки" ты с японцем, а он мухлюет, вопит, смеётся, бежим и прячемся от дождя,
Когда друзья, что по разным странам, звонками рвут паутину станций, и это очень тепло и странно - в кого-то верить, кого-то ждать.

Ведь сказка - это не гул заклятий, не томный блеск королевских платий, не монстр в недрах твоей кровати, не фея с тыквой, не кучер-мышь,
Любое чудо - живое, дышит, оно в глазах, километрах, крышах, оно тем больше, сильнее, выше, чем ты охотней его творишь
Любое чудо - не в тюрьмах книжных, оно снаружи, оно подвижно, с ним мир - поверишь ли, удивишься - на нитку соткан из лучших мест.
Иди вперёд, сочиняй, надейся, живи мгновеньем, мечтою, песней, и дверь, зелёная, как у Уэллса - представь! - окажется в твой подъезд.

URL записи

@темы: стихи, цитаты и перепосты, Петербург

17:48 

...ну а пока - кружит домик Элли, трубку в дыму набивает Холмс...

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
Автор Джек-с-Фонарём:

Химеры-хранители

вместо всех фанфиков мира,
с благодарностью за всё.


в двадцать не жизнь, а сплошные схемы: куча намёток и чертежей. вот ты плетешься домой со смены - вырастешь в Джеймса, пока что Джей. куртка, наушник с плохим контактом, рваные кеды, огонь в глазах - осень на два отбивает такты и залезает к тебе в рюкзак. кончилось лето - волшебный бисер, туго сплети, сбереги навек, память ступает проворной рысью, ждёт темноты в городской траве. вроде не то чтобы зол и загнан — нервы стальные, пока щадят...

но накрывает всегда внезапно — бомбой на скверах и площадях.

мы научились различным трюкам - так, что не снилось и циркачам. стерпим уход и врага и друга, небо попрём на своих плечах. если ты сильный, пока ты молод - что тебе горе и нищета?
только когда настигает холод - Бог упаси не иметь щита. это в кино всё легко и колко - помощь друзей, волшебство, гроза... здесь на окне ледяная корка, и у метели твои глаза. если бесцветно, темно и страшно, выход не виден и за версту...

...те, кто однажды вступил на стражу, будут стоять на своем посту.

***
старый трамвай тормозит со стоном, ярко искрятся во тьме рога. сумку хватай и беги из дома, кто будет вправе тебя ругать? мысли по ветру - легко и быстро, будто вовек не прибавят лет... значит, шли к чёрту своих Магистров, быстро садись и бери билет. небо - чужое, свои кумиры, кружит волшебной каймою стих... даже пусть где-то ты центр Мира - сможет ли это тебя спасти? в Ехо дела не бывают плохи, беды - нестрашные мотыльки. вот мне пятнадцать, и я в лоохи - кто еще помнит меня таким? гибель моя обитает в птице, жизнь обращается к нам на "вы" - эй, а не хочешь ли прокатиться вниз по мерцающим мостовым? орден за Орден, и брат за брата, только звенит в глубине струна - мысль о том, что пора обратно - и есть твоя Тёмная Сторона. мантию снять, и стянуть корону, скабой завесить дверной глазок; бросить монетку на дно Хурона, чтобы приснился еще разок.
в мире другом зацветает вереск, как не тасуй - наверху валет. где бы ты ни был, я здесь надеюсь, что ты умеешь вставать на след.

поезд летит, заедают дверцы, в Лондоне холодно в ноябре. если еще не разбито сердце, так ли уж важно, кто здесь храбрей? гул заголовков — "волна террора", "происки Лорда", "борьба за трон"...только какая судьба, авроры, если семнадцать, и ты влюблен? хитрость, мозги, доброта, отвага, страшно ли, мальчик? ничуть, ничуть...можно не быть с гриффиндорским флагом, чтобы сражаться плечом к плечу. старая песня, тебе не знать ли: дружба - и воин, и проводник; самого сильного из заклятий нет ни в одной из запретных книг. палочка, клетка, за плечи лямка, чуточку пороха брось в камин - глупо всю жизнь ждать письма из замка, нужно садиться писать самим. здесь не заклятья - скорей патроны, маггловский кодекс, извечный рок... где-то вдали стережёт Патронус зыбкие грани твоих миров. старые сны накрывают шалью, чьи-то глаза сберегут от пуль — я замышляю одну лишь шалость, карта, скорей, укажи мне путь.

раз уж пришёл - никуда не деться, строчки на стенах укажут путь. волчья тропа охраняет детство - значит, мы справимся как-нибудь. струйка из крана - заместо речки, зубы порою острей меча; ночь старых Сказок продлится вечно - или пока не решишь смолчать. кто выделяется - тот опасен, лучше не знать ни о чём лихом... но почему в надоевшем классе пахнет корою и влажным мхом? но почему всё сильнее знаки, руки - прозрачнее и светлей? странные песни поёт Табаки, древние травы бурлят в котле, пальцы Седого скользят небрежно, вяжет холщовый мешок тесьма... если сумеешь найти надежду, то соберёшь её в талисман. но почему всё сильнее знаки, ветер за окнами сер и тих; все коридоры ведут к Изнанке - хватит ли духа туда пойти? пусть нелегко и пусты пороги, истина, вообщем, совсем проста - здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать.
строчки из книги - тоска, потеха, пусть тебе скажут, мол, что на том?...
Дом никогда не бросает тех, кто взял, и однажды поверил в Дом.

***
знаю, ты скажешь - «всего лишь книги», я не дурак, отдаю отчет. будут любимых родные лики, будет опорой в беде плечо. будет несметная сотня плюсов, что в своё время пришлёт судьба; полную цену своих иллюзий я отложил в кладовые лба. знаю, что скоро добью все цели, смело решится любой вопрос...

ну а пока - кружит домик Элли, трубку в дыму набивает Холмс. чай наливает, смеясь, Алиса, Хаку летит - за верстой верста, тихо шагают за дудкой крысы, робко подходит к звезде Тристан, Мортимер вслух оживляет строчки - эй, Сажерук, вот и твой черед!... Бильбо сбегает от эльфов в бочке, Герда бежит через колкий лёд. в детстве бежать при любой погоде с книжкой во двор - и пойди найди...
вот вспоминаешь, и так выходит - ты никогда не бывал один.


путь до окраин довольно долог; Джей задремал, опустив лицо.
войско выходит из книжных полок и окружает его кольцом.

URL записи

@темы: клиническая изумрудизация, цитаты и перепосты, стихи

01:23 

Занимательная биология

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
В нашей школе молоденькой учительнице, сама недавно за партой сидела, доверили как-то провести урок рисования – дополнительно к её фирменным природоведению и биологии. Уже на первом уроке она сообразила, что от этюдов с обшарпанной гипсовой грушей мухи дохнут. Решила оживить урок и предложила желающим вместо груши придумать свою неведомую зверушку и нарисовать её в трёх проекциях, вместе со скелетом и внутренними органами. Желающими оказались мы все до единого. Но дело это оказалось непростое – все три проекции вначале бурно противоречили друг другу. Мы извели кучу стирательных резинок и под конец урока своих тварей представляли досконально, в объёме – моя, например, мне потом снилась и долго бежала следом, слегка прихрамывая.

Училка легко понаставила нам пятёрок за рисование, но всю кипу чертежей прихватила с собой на следующий урок, биологии. Ну или природоведения, я уже не помню. Там начался разгром. По каждому нашему чудищу поочерёдно она объяснила, на какой примерно минуте и от чего конкретно оно отбросит копыта – кого сердце прихватило, кого удушье, кому-то кости переломало на первом же шаге. Немногим оставшимся в живых представителям нашего безумного зоопарка она подобрала подходящие для них среды обитания – кому болото, кому пампасы. Там все они скончались в конце концов от голодной смерти или сами были сожраны. Но жизнь их была не напрасна - самые живучие получили пятёрки. Нет, может, конечно, и дичь полная был этот весёлый урок, и Минобр его вряд бы одобрил. Но до сих пор из всей школьной программы я с теплотой вспоминаю именно его. На многие диковинные существа, встреченные потом в жизни, я смотрел с восхищением, пытаясь отгадать, в чём совершенство конструкции, и отчего, собственно, оно ещё живое бегает по свету. Я даже перестал капать на муравьёв из горящей пластиковой бутылки – что называется, не умеешь строить, не ломай.

Училка та у нас не задержалась, и даже имени-отчества её, увы, не вспомню – это была всего лишь её студенческая практика. Но зато я помню самое удивительное из созданных нами на том уроке существ – его придумала девочка Света. Она часто видела бабушкину вставную челюсть в стакане воды и легко набросала её в трёх проекциях, а сзади приделала какого-то моллюска, чтобы не париться со скелетом. Принёс ей этот монстрик пятёрку по рисованию и тройку по биологии, сдох по дороге к пище. На следующий день учительница пришла взволнованная с какой-то толстенной книжицей и показала там фотку одного из отрогов Доломитовых Альп – весь этот отрог оказался сложен из челюстей вымершего моллюска, аммонита, кажется, без всяких признаков скелета. Светина тройка была немедленно исправлена на пятёрку с плюсом – ведь эти вставные челюсти с хвостиком оказались единственным созданным нами жизнеспособным существом. Миллионы лет оно успешно жило-поживало, и, видимо, даже чего-то кушало. В утешение учительнице Света сказала: «Не расстраивайтесь, вы же правильно догадались, что всё-таки вымрет…»

(с)тырено с bash.org.ru

@темы: юмор, цитаты и перепосты, палео, зверики

19:30 

Перечитывая...

Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
Элинор Портер, "Поллианна".
Добрая и мудрая книга о жизни и о том, как сделать себя и окружающих чуточку счастливее.




— Ну, сдается мне, тебе ничему не трудно радоваться, — пробормотала совершенно ошеломленная Нэнси, вспоминая, как Поллианна пыталась полюбить свою комнатку на чердаке.
Поллианна тихонько засмеялась:
— В этом-то вся и трудность нашей игры.
— Игры?
— Ну, да. Игры в то, чтобы все время радоваться.
— С тобой как, все в порядке? — сварливо осведомилась Нэнси.
— Конечно. Просто это такая игра. Мой папа научил меня играть в нее, и это очень здорово, — ответила Поллианна. — Мы начали играть в нее, когда я была еще совсем маленькой. Потом я рассказала о нашей игре в Женской помощи, и они тоже стали играть. Ну, не все, а некоторые.
— А как это? Я, конечно, не мастак на всякие игры, но все-таки расскажи. Никогда еще не слышала, чтобы играли в радость.
Поллианна засмеялась, потом вздохнула, и ее худое личико погрустнело.
— Это началось, когда нам среди пожертвований достались костыли, — торжественно изрекла она.
— Костыли?
— Да. Мне тогда ужасно хотелось куклу, вот папа и попросил женщину, которая собирала пожертвования. А та леди ответила, что кукол никто не жертвовал, поэтому вместо куклы посылает маленькие костыли. Она писала, что они могут тоже пригодиться.
— Ну, пока я не вижу ничего забавного, — сказала Нэнси. — Что же это за игра, просто глупость какая-то.
— Да вы не поняли. Наша игра в том и заключалась, чтобы радоваться, несмотря на то, что радоваться вроде бы нечему. Вот мы с этих костылей и начали.
— Домик мой с палисадником! Да как же можно радоваться, когда ты ждешь куклу, а тебе присылают костыли!
Поллианна от радости даже в ладоши захлопала.
— Можно! Можно радоваться! Можно! Можно! — восклицала она. — Я тоже сначала подумала так же, как вы, — честно призналась она, — но потом папа мне все объяснил.
читать дальше

@темы: книги, цитаты и перепосты

О нашем, кошачьем

главная